Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

kerguelen

Церковь Юсуф Коч в Гёреме

Для каждого христианина путешествие в Каппадокию будет обязательно иметь привкус паломничества. Родина великих отцов IV века, десятки пещерных церквей, византийские фрески и т.д. Хотя последние христиане покинули Каппадокию в 1920-х годах, туристический бум не даёт христианскому наследию региона погибнуть.

Из множества пещерных расписных церквей мне удалось побывать лишь в одной. Это церковь Юсуф Коч (Yusuf Koç Kilisesi) в Гёреме. В честь кого она освящена, я не знаю. Названа по имени владельца голубятни, которая там располагалась. Фрески XI века.

Кстати, очень жалею, что так и не увидел росписей времён иконоборчества. Ну да, ладно. Ниже фотографии зрелой ромейской живописи из Юсуф Коч. Обратите внимание на окно изнутри и снаружи храма.



Collapse )
garvey

Заговенье



Очень мне понравилась сия картина афроамериканского художника Баркли Хендрикса.

Делюсь, пока Великий Пост не начался :)

bulgar

Особняк Алкиных на Засыпкиной (ул. Федосеевская, 35-35а)



Года два мучил интернет запросами об этом доме и сегодня совершенно случайно нашел его изображение на старом сайте «Вечерней Казани». Фотка маленькая и не передаёт всей его красоты.

Он стоял рядом с Евдокиевской церковью на ул. Федосеевской (дорев. Засыпкина), и принадлежал татарским дворянам Алкиным. У дома был небольшой купол со шпилем, и вместе с маковками соседней церкви они формировали силуэт этой улицы. Сейчас я пытаюсь вспомнить, как выглядел дом, но ничего связного не скажу. Он выделялся среди окружающих домов, как город среди окрестных сел. Он был серого цвета, с красивым фасадом и производил впечатление заброшенного замка в готическом саду.

Интересно было в первый раз приближаться к нему со стороны Кремля. Поздней осенью 1998 года я как-то вышел из Лобачевки, дошел до конца Большой Красной и отправился вглубь Федосеевской, чтобы осмотреть Евдокиевскую церковь. Улицу тогда уже начали отселять, многие дома (и без того запущенные) стали превращаться в руины, по пути не встретилось ни единой души. В качестве ориентира я, само собой выбрал церковную колокольню, но в избранную перспективу стал вмешиваться алкинский шпиль. И чем ближе, тем явнее. Сначала шпиль, потом купол, потом целый дом. Всё это было неожиданно, и вместо одного открытия я сделал два. В дальнейшем я еще много раз повторял эти прогулки.

Весной 1999 года Евдокию вернули Казанской епархии, я стал ходить туда и помогать молодому приходу во славу Божию. Как уж помогать? Пару раз поучаствовал в расчистке территории. Пару раз походил со свечкой. Еще что-то было. Времени было – вагон. Делать было нечего. Так вот когда вместе с другими такими же, мы осматривали окрестности, оказалось, что в доме Алкиных еще живут. И это не смотря на заброшенный вид.

Ну а затем, я как-то выпал из всей этой истории. Дом снесли, как и всю Федосеевскую, кроме Евдокии. Теперь там коттеджный «посёлок нефтяников», Лувры фирмы «Антика» и прочие зверства оккупантов.  Жаль только, что я в 1999-м ничего не сфотографировал, кроме Подлужной. Вот и о доме Алкиных у меня только воспоминания.

PS

Кстати, если попытаться передать атмосферу старой Федосеевской, то очень хорошо подойдёт картина казанского художника Александра Иншакова «Дворы нашего детства». Насколько я понимаю, это сборный образ разных мест нашего города, но шпиль с куполком как будто от Алкинского дома и если вместо Покровской колокольни представить Евдокиевскую, то вот оно.

Целый эротический рассказ у меня получился :)

Collapse )
stur

Нейтральный Мореснет: открытки исчезнувшего карликового государства

Мореснет (Морне) или Нейтральный Мореснет (Нейтральное Морне)  — крошечное европейское государство площадью около 3,5 кв. км.,  которое существовало в 1816—1919 гг. Было расположено в 7 км к юго-западу от Аахена, южнее Ваалсерберга, где сейчас пересекаются границы Германии, Бельгии и Нидерландов.

 

Вся статья на Википедии.

 

Когда я смотрю на эти открытки, меня одолевает жажда несбывшегося. Несбывшееся состоит в том, что каждые три с половиною квадратных километра нашей русской земли могли бы рассказать людям не меньшее количество историй, чем этот треугольник на Западе Европы. Но пока все удивительные места в нашей стране теряются в «необъятных просторах». На необъятных просторах живет великий народ, олицетворяемый выкриками из толпы (или молчанием) на столичной площади, а с XX века и на «голубых экранах» телевидения. Из великого народа то тут, то сям прорастают великие правители, полководцы, «деятели культуры, науки и искусства». Прорастают и сразу же отправляются работать портретом на стену в школьном классе, во множестве школ от Анадыря до Печенги. И так сложно за этими необъятными просторами отыскать одно единственное и неповторимое место, а тот, кто отыскал не будет услышан или сам промолчит.

 



 




Collapse )

kerguelen

Елабуга летом 10-го года: По количеству музеев на душу населения

Самое начало здесь

Часть вторая: Ось города

Часть третья: Бывшее «Чёртово городище»

Если в городе жила или останавливалась знаменитость, значит, будет в городе музей в ее честь, памятник или хотя бы мемориальная доска. В Елабуге знаменитости не только останавливались, но и находили последнее пристанище. Кавалерист-девица Надежда Дурова, художник Иван Шишкин, психиатр Владимир Бехтерев (родился в Елабужском уезде), поэтесса Марина Цветаева – все эти имена оставляют то, что зовется туристическим потенциалом Елабуги.

Во всяком утверждении «здесь был великий…» есть значительный привкус натужной лести. Никто ведь не спрашивает у безответного «великого» было ли хорошо ему «здесь». Даже если факты говорят об обратном, то это замалчивается. Музеи, которые создаются в честь знаменитого человека в 90 % случаев ничего не сообщают о нем самом. Как ни бейся, ничего не скажет о творческом развитии N или X кучка старинных письменных принадлежностей, разбросанных на старинном столе. Музеи хороши исключительно как участки необычного пространства, которое непохоже не обычное пространство. Точно также и мемориальные доски: приятно ведь идти и видеть не просто стену с электрощитами и проч., а буквы и чье-то лицо. С этим в Елабуге все в порядке.

 

Из всех возможных музеев я побывал только в трех: Шишкина, Дуровой и краеведческом.

Билет в дом-музей Шишкина стоит 50 рублей, а музей стоит на Набережной рядом со Спасским собором. Вместе с великим пейзажистом много внимания там уделяется его отцу Ивану Васильевичу, который ввел в культурный оборот Чёртово городище, написал книжку о Елабуге и вообще был заметным человеком в городе. Есть там и работы Шишкина-художника. Особенно порадовали мимические автопортреты созданные им в возрасте 16 лет: Ваня кричит, Ваня думает и др. Также и картина «Жатва» того же периода, написанная неподалеку у села Татарские Челны. Говорят, что церковь, изображенная там, сохранилась до сегодня. Экскурсия «по шишкинским местам» – что-то такое мне там тоже попадалось, но неупомнил. А ведь было бы интересно увидеть места, с которых писал художник вживую.

Билет в краеведческий музей на улице Казанской – 80 рублей. Музей во многом богаче аналогичных музеев в других городах с населением 70 тысяч человек, хотя минусы те же: ксерокопии документов, случайные предметы старины (как на антикварной барахолке) и фотографии составляют значительную часть экспозиции. Старые фотографии впрочем,  небезынтересные. Одно фото Эйфелевой башни из цветов, на празднике у градообразующих купцов Стахеевых многого стоит. Хорошо представлена древнейшая история региона. Есть реконструированное жилище времен ананьинской археологической культуры. Есть татарский намогильный камень XVII века с надписью: «Этот мир является тюрьмой для мусульман, раем для неверных» – неимоверно сильный голос из прошлого.

 

Билет в музей-усадьбу Надежды Дуровой стоит 30 рублей, а располагается он поглубже от оси, про которую я писал прежде, на улице Московской. Минусы по части стилизации под старину всё те же, хотя в музее уютно. Особенно стоит смотреть на лица туристов и туристок, которым рассказывают про то, как Дурова до последних дней просила звать себя мужским именем и носила мужское платье. В Татарстане есть, как минимум два места, куда можно организовать паломничество леваков из Европы: в Свияжск надо водить троцкистов вспоминать жаркое лето 18-го года, а феминисток обязательно в Елабугу. Живые деньги на радикализме и контркультуре – это, наверное, очень вкусно, но у нас покамест все озабочены коммерциализацией духовности, не замечая других источников дохода.

Продолжение или окончание будет…

jeje

Горан, да не Брегович: жанровые сцены с женским фольклорным ансамблем

Дело происходит где-то в регионе Бурку-Эннеди-Тибести (BET) на севере Республики Чад. Участницы ансамбля, скорее всего, принадлежат к народу горан (та часть тубу, которая говорит на языке дазага). Повод мероприятия мне не известен.

 


 



Фотографии забрал с аутентичнейшего ресурса:  http://www.dazagara.org/

Кроме этих снимков, сайт богат и другими, а также видео с мест и традиционной музыкой тубу.

jeje

Конфессиональный паритет

 

Пока Ея Высокопреподобие Православнейшая Блогосфера обсуждает хотиненковского «ПОПа», разводя сталино- и власовосрачи, идея с постановок про служителей культа шагает по стране.

Весь март-апрель центр Казани был оклеен афишами с надписью «МУЛЛА» по зеленой бумаге. Афишу сфотографировал, а про само мероприятие нагуглил вот что:

12 апреля на сцене ТГАТ им. Г.Камала сыграют актеры Атнинского народного театра. Они представят свою интерпретацию пьесы «Мулла» Туфана Миннуллина.

Главному действующему лицу Асфандияру всего 22 года. Он только что окончил медресе. Молодой человек ставит перед собой высокую планку – юноша мечтает служить верой и правдой своему любимому делу. Асфандияр даже не подозревает, что мир за пределами медресе полон обмана, предрассудков, зависти. Реальность предстает во всей ее «красе» уже на первой остановке в его жизненном пути.

Он приезжает в разлагающуюся деревню, в которую его пригласил предприниматель Самат. Бизнесмен построил здесь мечеть. Спустя некоторое время Асфандияр начинает себя чувствовать «белой вороной». Слишком сильно отличается его внутреннее содержание от того, что творится в душах жителей деревни. Такие понятия, как «вера» и «совесть», местами напрочь отсутствуют. Вот оно испытание. Пройдет ли его юноша, мечтающий помочь окружающим? На этот вопрос и постараются найти ответ атнинцы.

Спектакль поставлен режиссером Рамилем Фазлыевым. В главных ролях – студент Казанского музыкального колледжа Риваль Хисматуллин, заслуженный деятель искусства Тагир Файзрахманов. Также в постановке задействованы ведущие актеры Атнинского народного театра Марат Хабибуллин, Тагир Габидуллин, Гулия Сибгатуллина, Илфат Хакимов и др.

Как сообщили в пресс-службе Министерства культуры РТ, премьерный показ спектакля состоялся 4 декабря 2009 года в Доме культуры Атнинского района. Пьеса «Мулла» Туфана Миннуллина получила Гран-при в конкурсе «Новая татарская пьеса 2006».

Атня и Атнинский район – это на север от Казани надо ехать, а «ПОПа» этого надо бы посмотреть, как-никак отец Алексей Ионов, воспоминания которого легли в основу фильма, был хорошо знаком с Владыкой Сергием (Королёвым) и в годы войны находился в его юрисдикции. Владыка его даже заставил доклад в пражском Никольском подворье на тему Псковской духовной миссии читать.

abba

Фрески Христианской Нубии

Ниже представлены разнокалиберные изображения фресок Христианской Нубии. Большинство из них (если не все) из кафедрального собора г. Фарас, столицы государства Нобатия, располагавшегося  на севере современного Судана. Как и знаменитые статуи Абу-Симбела эти фрески были спасены от затопления во время строительства Асуанской ГЭС, но известны гораздо меньше. Христианский период в истории современных мусульманских стран вообще так и не стал туристическим мейнстримом.

Тем не менее, около 1000 лет по течению Нила южнее Египта, существовала христианская цивилизация. Ее периферия достигала даже до широко известного теперь Дарфура, где археологи находили руины христианских монастырей. Но если эфиопам (в смысле абиссинцам)  удалось выстоять перед натиском большого северного соседа, а копты успешно приспособились к жизни в мусульманском мире, то вот от нубийского христианства не осталось практически ничего. Христианство в Южном Судане, пришедшее вместе с европейской колонизацией – совсем другая история. Кстати, в том же 16-м веке, на который пришелся конец Христианской Нубии, Абиссиния тоже висела на волоске. Но ей помогла неудобопроходная местность, португальские мушкеты и Господь, конечно же (а иначе как!?).

Добраться до классической духовно-школьной монографии «Христианская Нубия» Алексея Розова уже год не могу. Поэтому в общих чертах. Христианская Нубия – это три царства Мукурра (Макурия), Нобатия и Алуа. Это нилотский по происхождению древненубийский язык с греко-коптским алфавитом. Это преемственность с древними культурами Мероэ и Куша. Это дохалкидонское христианство и каноническая принадлежность Церквы к Коптскому Патриархату.

Академическая совесть снедает меня, но ссылки расставлять поленюсь. Наберите во Фликре и Гугле «Nubian Christian», «Christian Nubia» и т.п. увидите то же.

Какова же практическая польза от этого поста? А такова. Когда мы все помрём, предложенный мною материал, несомненно, поможет нам в кросскультурных коммуникациях. Несомненно, мы встретимся Там не с одним представителем этой культуры (может, что даже «Иже во святых…»). А так хоть лицом в грязь не ударим. Скажем ему: «Да слышали мы … Донгола, Мукурра… Саладин капут! Истауросил кристианосригуна теегтало!»…



Collapse )