April 23rd, 2012

art

«Предатель в рясе»

Поскольку на официальном уровне всё чаще звучит слово «предатели», надо предвидеть, что за этим последуют практические выводы. А какими они могут быть в России?  Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы не вспомнить про дом казённый и воронок чёрный. Следовательно, будет и новая лагерная культура, со своим жестоким фольклором и грустными песнями. Упреждая пришествие этого времени, я сочинил долгую и грустную песенку для блатных аккордов. Был бы он жив, сказал бы, что песня для Булата Окуджавы, а так может и какой Елизаров споёт.

Оборотень в погонах
Предателя в рясе спросил:
– Скажи ты мне без выкидонов,
Кто тебя искусил?
Как ты отбился от стада,
Ставши паршивой овцой
Карьеру, презрел и награды
И милость от ОВэЦэО?

Яркая лампа светила
Предателю прямо в глаза.
– Делай, что должен, служивый! –
Собравшись, он тихо сказал.
– Делай, твори и не ведай
Зла на тебя не держу,
Для поддержанья беседы
Вот, что тебе я скажу.
Как-то на Светлой неделе
В тыща каком-то году
«Аксиос, аксиос» пели
Помню сейчас как в бреду.
Много людей, много митр
Рядом послушник снуёт
«Как это я и пресвитер?» –
Дрогнуло сердце моё.
Бог всё простил, всё устроил
Стал я решить и вязать.
«Как это я и достоин?» –
Дрогнуло сердце опять.
Тихо служил у престола,
Паству свою созидал.
Помню, был майский Никола
К храму кортеж подъезжал.
Пьян молодой губернатор,
Пьян протокол и бомонд:
– Батя, бери свою плату!
– Батя, заказывай звон!
Дело неладное чуя,
Только сказал своё: «Нет».
Через неделю другую,
Махом пошел под запрет.
Письма писал патриарху,
Жил на зарплату жены,
В храме тянул пономарку,
Понял – мосты сожжены.
Я им сказал, что не смеют
Тело Христа разрывать.
Ложным наветам поверив,
Чад и отца разлучать.
Соль без любви обуяла
И непригодна уже.
Кнопку репоста нажала
Дюжина френдов  в ЖэЖэ.
Я не скрывался за ником
Всё, что прожил, - то писал.
Преосвященный Владыка
Пастырь, а не генерал!


[ЕЩЕ НЕМНОГО]
– Жалость оставь богомолкам, –
Выдохнул грузный майор, –
Щас разложу я по полкам
Дело гнилое твоё.
Ты не за правду страдаешь,
Только за глупость свою.
Зря ты поёшь и рыдаешь
Вижу я сущность твою.
Батя, ты стал забываться,
И от обиды ослеп.
Делом твоим прикрывался
Антироссийский Госдеп.
Вам подарили свободу,
Храмы, финансы, почёт.
Радуйся, ешь и работай
За государственный счёт.
Знай только слово «Спасибо»,
Веруй, молись и служи.
Будет и в церкви красиво,
Надо помочь? Ты скажи…

Оборотень в погонах
Предателя в рясе избил.
Тарой пустой от бурбона
Скверну ему учинил.
Предатель хрипел и молился,
И дух свой к утру испустил.
Майор только перекрестился
И к вечеру дело закрыл.