October 19th, 2011

kerguelen

«Антарктида»

Давненько я не видел таких эпическо-героических снов, какой видел сегодня.

Живём мы в Антарктиде на станции среди снегов и льдов в домах-вагончиках. Станция расположена не на берегу океана, но и не шибко в глубине континента.  Живём себе до тех пор, пока не приходит весть о надвигающейся снежной буре. Буря эта настолько опасна, что необходимо быстро сняться с места. Я стою в открытом фургоне грузовика,  смотрю на заснеженное небо, пытаюсь отыскать признаки надвигающегося кошмара.

Какая-то беготня, мы собираемся и прибываем на главную станцию. А это – целый город, расположенный где-то на берегу океана. Город обледенелый, застроенный панельными домами грязного цвета и рельеф в нём какой-то ухабистый. Особое внимание привлекают крутые дорожные эстакады – это такие горбатые полукруги, а в основе их лежат врытые в землю кабельные катушки, только гигантские и сделанные из железобетона. Я почему-то решил пройтись по обочине такой эстакады, вдоль высокого забора, а обочина состояла из смеси грязного льда и застывшего мазута. Постоянно спотыкался и думал, как бы не испачкаться.

Прибыли на главную улицу. Улица идёт вдоль берега океана, только океан белый и замерзший. Застроена улица хрущёвками, причём на первых этажах витрины магазинов. Заходим в один из таких домов. За витриной расположилось подобие кафе с диванами и барной стойкой, а где-то в глубине сидит начальство. Ждём. Потом нас вызывает шеф и говорит, что со станцией на самом Южном полюсе давно уже прервалась связь, надо бы туда слетать, проверить. Задание назначено мне. Лететь на небольшом спортивном самолёте. Я конечно пару раз управлял им, но как долететь до Южного полюса знать не знаю, и далеко это, и опасно. Надо бы протестовать и внутренне бояться, но я спокойно соглашаюсь. Шеф показывает мне фотографии каких-то снежных гор на мониторе своего компа, рассказывает что-то об обитателях этой станции, и я просыпаюсь.