August 19th, 2011

jeje

Воспоминание о путче






А еще кроме «Лебединого озера» и пресс-конференции с трясущимися руками, когда-то в эти дни показывали узбекский художественный фильм о проблемах наркомании. Там какого-то мальца колбасило, а вокруг него столпились подростки:



 



– Он пьяный?



 



– Нет, наркоман.



stur

20 лет назад

Оригинал взят у afework в 20 лет назад

Наверняка очевидцы событий 20-летней давности возразят мне, но из теперешнего далёка общественно-политический расклад в Татарстане конца 80-х – начала 90-х видится мне следующим образом:




1) Тогдашнее демократическое движение в республике было беременно популярной сейчас идеей национал-демократии. Свобода и демократия, у участников этого направления отождествлялись с Россией и русским, хотя и татар среди них было немало. Помните по всей Казани были надписи «Мы – Россия»? «Ельцин», «Россия», «Свобода» противопоставлялись татарской партноменклатуре, сепаратизму и национализму. «Суверенный Татарстан» (рифма «бантустан») представлялся отсталым заповедником советской архаики, да еще к тому, же и русофобским. Базовые ценности этого направления были русские, выраженные на русском языке.





2) Союз советской элиты ТАССР и татарского национального движения, по сути, был локализацией «красно-коричневой» идеи на татарской почве... Красно-зелёной, если посмотреть на флаг РТ. «Национально-освободительный» пафос и советский менталитет роднят сложившийся с Татарстане блок Обкома и Площади, с бесконечным количеством «Фронтов национального спасения», «Союзов офицеров» и других «национально-патриотических сил» в России. Разница в том, что у постсоветских нацпатов враги – «жиды», «дерьмократы» и «банда Ельцина», а у татарских националов враги – это «манкурты» и русские или, если сказать политкорректнее, – «империя». Ну, и главное отличие в том, что советские нацпаты так и остались политическими лузерами, а у нас они «оказались» у власти.





В таком состоянии две политические силы просуществовали совсем недолго. Площадь Свободы, где отжигает Фаузия-ханум и раздаётся дружное «Азатлык!», оказалась не нужна Обкому, когда он добился своих политических и экономических целей. Спаситель Ельцин оказался щедрым раздатчиком суверенитета, а вовсе не лидером той «Мы-России», которую ждали русскоязычные демократы Татарии. Радикализовались и маргинализовались оба национальных движения: кто в джихадизм, кто в национал-социализм.





В тексте много кавычек. Они неизбежны при описании политических реалий «переходного периода».