August 6th, 2011

jeje

Почему Джалиль, а не Курмаш?

Вопрос знатокам татарской истории:

Почему в СССР в качестве культовой фигуры выбрали Мусу Джалиля, а не Гайнана Курмашева, который был руководителем  подпольной группы в Волго-татарском легионе?

Ведь количество улиц и  объектов, названых в честь Джалиля, количество мемориальной литературы о Джалиле во много раз превышает сделанное для увековечения имени Курмаша.

Моя гипотеза состоит в том, что богатая партийная карьера (в т.ч. руководство Союзом писателей ТАССР), а также такой памятник как «Моабитские тетради» делали Мусу Залилова более удобным героем для создания культа. У сельского учителя Курмашева таких достижений не было, да и в Татарии он не жил. А Марий Эл и Казахстану положены свои герои: марийцы и казахи, а не татары.

Может еще есть что-нибудь, что бы объяснило такой избирательный подход к созданию культа? Я кстати так и не прочёл второе издание книги Искандера Гилязова, а только первое. Может там тема раскрывается?

Сам культ идель-уральских подпольщиков – довольно показательная штука. Он плоть от плоти хрущёвской десталинизации и перемены отношения к советским военнопленным. Какие бы цели реально не преследовала группа Курмашева (включая Джалиля), они красиво смотрятся в этом контексте: советский человек несгибаем в любых условиях и т.д. Что характерно культ Федора Паймука, создавшего в Легионе православную роту и тяготевшего к РОА, в советской Чувашии так и не состоялся. А ведь побывав лидером чувашского народа в изгнании и будущим президентом Чувашии он умудрился еще и медаль «За взятие Берлина» получить. Думаю, что выживи Джалиль и Курмашев, СМЕРШ поступил бы с ними также как с Паймуком.

jeje

Мелочь, а неприятно

Несколько дней назад встретил по пути домой группу гостей из солнечных республик бывшего СССР, которые к нам работать приехали. По внешнему виду они действительно работали где-то на строительстве. Шли важно во всю ширину тротуара. На прохожих смотрели с вызовом.

Пройдя перекрёсток, я шел немного позади их. Навстречу шла девушка с сумкой. Чем ближе она подходила к шеренге гостей, тем больше я волновался: «Сейчас начнётся какая-нибудь хрень». «Хрень» действительно началась, хотя и быстро закончилась. Всё-таки светлое время суток было.

Крайний представитель солнечного юга начал идти, приплясывая вприсядку, растопырив руки в сторону. От другого гостя последовало игривое предложение донести сумку, на которое последовал отказ. Девушка успешно миновала эту компанию. Тот, что шел приплясывая, задел меня одной из растопыренных рук. Я на него интеллигентно прикрикнул и заглянул в весёлые наглые глаза. Гость извинился, но когда я прошел, продолжил свою пляску.

Мелочь вроде бы, а неприятно. И такие мелкие неприятности часто и повсюду происходят. Гости из солнечных республик бывшего СССР ежедневно оправдывают ходячие стереотипы о них.