May 31st, 2011

stur

Андрей Боголюбский как патрон регионалистов и национал-футуристов




У князя Андрея Юрьевича Боголюбского довольно однозначный образ в русской национальной исторической памяти. Родоначальник самодержавия, разрушитель Киева и первозакрыватель киевского периода в русской истории. Человек, которого положено любить государственникам и не любить демократам.  Порою еще ему поминают его полутюркское происхождение, мол, через князя-половца Русь стала удаляться от Европы в Азию.

 

Как и с большинством деятелей Средневековья, о которых ломают перья «потомки», идеологический образ Андрея далёк от реалий его родной эпохи. Очевидно, что борьба со старшими городами Залесья не была борьбой авторитаризма с демократией в современном понимании. Держава Андрея, как и положено Средневековой державе погрузилась в хаос после смерти хозяина (какое уж тут государственничество?). Ни про какую Азию Боголюбский не знал и вовсе не отворачивался туда, напротив, в храмовом зодчестве во Владимире принимали участие немецкие мастера. Да и в  семейных контактах русских князей с тюрками не было ничего удивительного. Обычный сильный правитель Средневековья, набожный христианин, но по язычески разграбляющий храмы соседей и т.д.

 

Не значит ли это, что образ знаковой фигуры Андрея, открыт для переосмысления в идеологическом ключе?

 

Вот, скажем, сейчас что делают в России сторонники охранительного дискурса? Они систематически нагнетают панику, утверждая, что если вынуть из мифологии, которую они продвигают, хотя бы один элемент, Россия непременно погибнет. Никак нельзя отказываться от наследия Сталина. Нельзя подергать критике гиперцентрализм и москвоцентризм. Нельзя рассуждать об альтернативных исторических путях России в прошлом. Нельзя трогать государство существующее в настоящем. Иначе Россию ждёт исчезновение, а у её граждан не будет никакого будущего. Порю они даже снисходят до своих слушателей говоря: мы знаем, что вам сейчас плохо, что вас многое не устраивает, но пожалуйста потерпите. Потерпите, иначе умрёте вы и ваши дети.

 

Слушая всё это, можно обратиться к образу Боголюбского князя и задать всего несколько вопросов:

 

Что сделал Андрей Боголюбский с киевским троном, который прежде был священным местом для всех членов дома Рюрика как и Москва священна для каждого советского человека? Это общеизвестно.

 

Окажись он в XXI веке, как бы он поступил с историческими нарративами, которые охранители выдают за основы основ? Точно нельзя сказать, но можно предположить, что человек с такой волей с легкостью отправил куда подальше и таких советчиков, и нарисованные ими образы «развала России».

 

Был ли он первым «залесским сепаратистом», когда переносил центр своей державы во Владимир? «Разваливал» ли он «Киевскую Русь»? Об этом было бы интересно порассуждать. Особенно учитывая явные прокиевские симпатии московских нацдемов.

 

Точно известно, что из окраинного Залесья, а не из обветшавшего Киева, страна русских стала распространяться во все стороны, дойдя даже до Гавайев и Калифорнии. И великий князь Андрей безусловно стоит у её истоков. Но только по недоразумению его имя может вызывать восторг у охранителей и неприятие у тех, кто не боится будущего.

 

Андрей Боголюбский – один из первых дерзновенных национал-футуристов и регионалистов в истории России. Таково его законное место.