May 26th, 2011

stur

Антимонопольная политика в сфере религии

Самой разумной государственной политикой в сфере религии было бы создание соответствующей Федеральной антимонопольной службы. Чтобы эта служба отслеживала любое нарушение прав граждан со стороны любых из существующих в России конфессий, а самим конфессиям обеспечивала равные условия для развития и конкуренции.

 

Например, захотела одна церковная юрисдикция завладеть храмами другой юрисдикции. Под это дело разогнала сложившиеся там религиозные общины. По башке и деятелям этой рейдерской юрисдикции, и тем госслужащим, которые  помогли осуществить захват.

 

Перемолился губернатор со старцами? Заставил всех госслужащих вешать в кабинет икону своего небесного покровителя? Потратил бюджетные деньги на строительство памятника этому святому? По башке и губернатору, и старцам, и архиереюшке, в епархии коего такие старцы завелись!

 

Или в некоем регионе на 100 церквей приходится 1000 мечетей, хотя мусульман и православных в регионе пополам. А глава региона оправдывается, мол «у серквей сложнее конструксий, поэтому строим меньше и медленнее». По башке такому главе!

 

Где-нибудь на Дальнем Востоке, наверное, есть за что и протестантам дать по башке.

 

Также и всем варварам из числа работодателей, которые протаскивают в корпоративные правила и навязывают сотрудникам дианетику кармы, экологию плеромы, личностный рост по системе Кандибобера и т.п. по башке много-много раз.

 

При этом, с учётом исторических предпосылок, глава Российского Государства может совершенно спокойно без нареканий публично постиццо, молиццо и слушать радио «Радонеж», а исправившийся глава региона с 1000-ю мечетями и 1000-ю церквами демонстративно съездить в хадж, например.

 

При этом, в отличие от Св. Синодальщины, все конфессии должны быть  максимально самостоятельными субъектами по отношению к государству.

 

Нарушения гражданских прав религиозных служителей внутри их организаций – это несколько иная тема, но тоже актуальная и интересная.

 

Разумеется, в теперешнем государстве, где право и законность не значат почти ничего, а религиозная политика сводится к симпатиям и стереотипам руководящих лиц, всё это только беспредметные пожелания.